Н@ла
Лишь жить в себе самом умей - Есть целый мир в душе твоей
Утянула больше ради аватарок. Те, что с цитатами.... ну слов нет!

09.08.2013 в 23:26
Пишет fandom Krapivin 2013:

fandom Krapivin 2013: level 2. Челлендж + список

Площадь полуночных часов
Вечера на бастионах
Даже у капитанов есть мамы
Кораблики
Тополек
Владислав Крапивин, Сергей Лукьяненко и их мальчишки
Ассоциации
Иллюстрации
Цитаты


Название: Площадь полуночных часов
Автор: fandom Krapivin 2013
Форма: колоринг
Произведение: "В ночь большого прилива"
Пейринг/Персонажи: Серёжка, Валерка
Категория: джен
Рейтинг: G
Исходники: Иллюстрация Павла Крапивина к трилогии "В ночь большого прилива"
Краткое содержание: Снова площадь. Очень ровная, покрытая шестиугольными плитами. И окружали её не дома, а узловатые деревья, на которых, как фонарики, светились под луной желтые цветы. Посреди площади, за круглым каменным барьерчиком, в окружении громадных медных колёс и рычагов блестел большой стеклянный цилиндр с прозрачными шарами на концах. Он был подвешен на оси за середину к двум узорчатым столбам. Вся эта машина казалась ростом с двухэтажный дом, а сам цилиндр напоминал громадные песочные часы, только внутри был не песок, а вода: она тонкой струйкой бежала из верхнего шара в нижний - совсем уже полный.
— Часы? — спросил я.
— Да.
— Очень уж большие.
— Время — вещь серьёзная, — сказал Валерка. — Это главные полуночные часы. Им двести лет, и они никогда не ошибаются. Их строил Большой Звёздный Мастер.
Отражения луны горели на стеклянных шарах нестерпимо яркими огоньками. Я мигнул и посмотрел в сторону, на тёмные деревья. В глазах плавали круглые зелёные пятнышки. Но сквозь них я всё равно увидел гвардейцев.
Они стояли всюду, замыкая проходы между стволами. Молчаливые и неподвижные.
Для голосования: #. fandom Krapivin 2013 - работа "Площадь полуночных часов"



Название: Вечера на бастионах
Автор: fandom Krapivin 2013
Форма: колоринг
Произведение: "Дети синего фламинго"
Категория: джен
Рейтинг: G
Исходники: Иллюстрация Евгения Медведева к повести "Дети синего фламинго"
Краткое содержание: цитаты из книги:
***
Когда стемнело, большой месяц повис вниз рогами, будто хотел воткнуть их в горизонт. Я опять вспомнил сине-желтый мяч в траве у берега, наше озеро, наш город и дом. И стало тоскливо до слез. Но ребята разожгли на площадке за башней маленький костер и позвали меня.
Я сел в общем кругу.
Отблески огня словно гладили щеки ребят оранжевыми ладошками
***
Крепость была построена очень давно. Ее поставили здесь для защиты острова от морских набегов. Полукруглые бастионы, квадратная башня, стены, парапеты и низкие казармы располагались на плоских вершинах и уступах скалистых утесов. Эти утесы торчали на границе леса и моря, будто громадные полуобломанные клыки.
Обрывы утесов были совершенно неприступны. На вершины вел тесный коридор, вырубленный внутри скалы. Он был извилистый, с ответвлениями, тупиками и крутыми ступенями. Отыскать внизу начало прохода посторонние люди ни за что не сумели бы: узкая щель пряталась за отколовшимся от обрыва камнем и заросла плотным кустарником.
Из крепости было видно далеко-далеко. Морской горизонт уходил в какую-то космическую глубину и сливался с небом в неясном тумане. Лесистые холмы убегали на край земли, как волны, тоже становились вдали синими и терялись в дымке.
***
Плохо только, что внутри башен и казарм стояла зябкая сырость и все оказалось заброшенным. Когда остров Двид сделался невидимым, береговая оборона стала не нужна и люди ушли из крепости. Бастионы стали разрушаться. Большие пушки, которые стояли на главной площадке, осели и покривились на рассохшихся лафетах. Лишь одна пушка — самая главная — казалась вполне исправной.
Точнее говоря, это была не пушка, а могучая мортира для навесной стрельбы каменными ядрами. Ствол ее, короткий, но ужасно широкий, походил на громадную бочку. Ядра лежали тут же, на площадке. Это были грубо отесанные шары — такой величины, что Уголек или Винтик прятались за ними, не сгибаясь. Чтобы закатывать ядра в дуло, был сделан специальный каменный желоб. Он подходил к мортире вплотную.
Орудие стояло на чугунном станке с тяжелым зубчатым механизмом. Механизм был исправен, хотя проворачивался со скрипом. Ржавчины на нем было немного, потому что ветер постоянно дул над утесами и быстро высушивал росу и дождевые капли. Мы иногда развлекались: нажимали железные рычаги, и тогда шестерни лязгали, визжали, станок поворачивался, а ствол поднимался и опускался…
В орудийных стволах мы спали. Каменные казематы и батареи не очень-то годились для ночлега, а в пушках было уютно. Солнце крепко нагревало их за день, а когда приходила ночь (довольно свежая здесь, на высоте), пушки делились теплом с нами.
Только в мортире никто не спал, она была слишком просторная.

Для голосования: #. fandom Krapivin 2013 - работа "Вечера на бастионах"



Название: Даже у капитанов есть мамы
Фотограф: fandom Krapivin 2013
Эдитор: fandom Krapivin 2013
Форма: куклокосплей
Произведение: "Портфель капитана Румба"
Пейринг/Персонажи: Шкипер Джордж, Гвоздик
Категория: джен
Рейтинг: G
Примечание: куклы: Гвоздик - Flower Junior Char (Джек), Шкипер Джордж - Nabarro's Boys Cyril (Грегори Гран-Грей)
Для голосования: #. fandom Krapivin 2013 - работа "Даже у капитанов есть мамы"





















Название: Кораблики
Фотограф: fandom Krapivin 2013
Эдитор: fandom Krapivin 2013
Форма: куклокосплей
Категория: джен
Рейтинг: G
Примечание: кукла: Flower Junior Char
Краткое содержание: Каждый из нас в детстве пускал кораблики - их пускают и почти все персонажи В.П. Крапивина.
Для голосования: #. fandom Krapivin 2013 - работа "Кораблики"















Название: Тополек
Автор: fandom Krapivin 2013
Форма: хэндмейд
Произведение: "Тополиная рубашка"
Пейринг/Персонажи: Славка-Тополёк
Категория: джен
Рейтинг: G
Примечание: Связано нитками ирис и мулине, крючками №№ 0.6, 0.9, 1.1, 1.3, высота готовой фигурки 5 см
Краткое содержание: цитаты из книги:
***
— Неужели ты был такой же, как я?
— Немножко не такой. Темноволосый был, а ты вон как пух тополиный...
***
Потом нарядили меня в штанишки без застежек, с узкой лямкой через плечо (на вторую не хватило материи) и в короткую просторную рубашку навыпуск.
***
Игла стукнула несколько раз, и под ней на белой материи появился вышитый красный листик. Круглый, но с острым кончиком, тополиный. Стук-стук-стук — и еще листик! И еще... Листики вытягивались в цепочку. Скоро эта цепочка у ворота и на спине обрисовала контур большого квадратного воротника. Я тихо возликовал. Конечно, рубашка не стала настоящей матроской, но и на нижнюю сорочку теперь тоже не была похожа. Она сделалась красивой, праздничной. А когда Настя вручную вышила на левом рукавчике алый якорь, я чуть на шею к ней не бросился. Но постеснялся.

Для голосования: #. fandom Krapivin 2013 - работа "Тополек"







Название: Владислав Крапивин, Сергей Лукьяненко и их мальчишки
Автор: fandom Krapivin 2013
Бета: fandom Krapivin 2013
Размер: 1684 слова
Форма: аналитика
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: С. Лукьяненко в интервью признавался, что «"Рыцари" начинались как пародия на его [Крапивина – прим. авт.] книги. Я начал писать их, «выдавливая» из себя подражательство. И в процессе понял, что рамки пародии "Рыцари" переросли». Так ли это?
Для голосования: #. fandom Krapivin 2013 - работа "Владислав Крапивин, Сергей Лукьяненко и их мальчишки"

«… дети могут воевать со взрослыми. Взрослые тоже воюют с детьми, они одичали. Но дети не воюют с детьми ни на одной планете – они еще не посходили с ума!» – с этих слов начинается роман Сергея Лукьяненко «Рыцари сорока островов» [3]. Этот эпиграф – прямая отсылка к повести Владислава Крапивина «Оранжевый портрет с крапинками».
История, рассказанная Крапивиным в одном из его произведений, – о мальчике Фаддейке, который вот уже второе лето приезжает к своей тёте в «затерянный в северных лесах городок Верхоталье» [3]. Это, казалось бы, совершенно обычный подросток, который гуляет дни напролёт, исследует старинную колокольню, ссорится с тётей и общается со скуки со всеми приезжими – а их в лучшем случае один в год.
Параллельно развивается ещё одна сюжетная линия, на Марсе. Сначала кажутся неясными вставки другой истории, действие которой разворачивается на фоне изрытых временем и ветром «сигнальных арок и башен, которые там и тут поднимались над красными дюнами в лиловом небе, а колокола блестели на них, как новые. Маленькое, почти не греющее солнце отражалось в полированных боках колоколов колючими звездами» [3]. Повествование неспешно, из разговора двух всадников мы узнаём, что король их народа, иттов, однажды нашёл в песках мальчика и приблизил к себе, даровав высокий титул. «А мальчик оказался храбр, ему сразу покорился самый огненный конь… К тому же мальчик знал то, чего не знали итты», – так объясняет решение короля один из его приближённых, Фа-Тамир [3].
Позже выясняется, что мальчик там, на Марсе, – это Фаддейка, который затем снова оказывается на планете Земля. На «красной планете» он сможет побывать еще, в разгар войны между разными народами, когда гибнет король иттов.
Слова, выбранные Лукьяненко для эпиграфа к своему роману, звучат у Крапивина в очень напряжённый момент – Фаддейка (или Фа-Дейк, как его называют итты) помогает бежать из плена мальчику другого племени, которого ждёт смерть; взрослые воины его запытали бы до смерти только из-за того, что тот мог обладать важной информацией. Почему же Лукьяненко выбирает именно эти слова для «Рыцарей сорока островов»? В том романе чудесным образом на неизвестные никому в мире 40 островов попадают мальчики и девочки со всего мира. Попадают, чтобы воевать: дети с того острова, который захватит все остальные, смогут вернуться домой. И дети сражаются друг с другом, раня и убивая по-настоящему.
Отсылка к повести Крапивина, разумеется, не случайна и неоднозначна. Лукьяненко в интервью признавался, что «"Рыцари" начинались как пародия на его [Крапивина – прим. авт.] книги. Я начал писать их, «выдавливая» из себя подражательство. И в процессе понял, что рамки пародии "Рыцари" переросли» [12]. Герои Крапивина — мальчишки, которые идеальны: они смелые, преданные, умные, по-хорошему любознательные, умеющие по-настоящему дружить, они не могут предать, отправить на смерть такого же мальчишку из другого, вражеского лагеря. Герои Лукьяненко другие. Они неплохие, каждый в отдельности, но в них нет ничего идеального. Автор ставит их в условия, вынуждающие взрослеть и приобретать черты типично взрослые: скрытность, подлость, жёсткость и жестокость.
«– Я… я сдаюсь… – долетел до меня запинающийся голос. И ответ Тимура:
– Мы не берем пленных.
Тонко взвизгнуло лезвие меча, вспарывая воздух. Лишь на секунду звук перешел в сочное чмоканье рассекаемого тела…» [4]
Это описание одного из сражений, которые стали буднями для жителей острова. Тимур, герой Лукьяненко, ответил это жителю другого острова, который в одной схваток убил его друга. На страницах произведений Крапивина, даже когда воюют взрослые, нет места такой жестокости.
Или вот описание сцены, когда ребята на одном из островов вычислили шпиона:
«Дикая это была картина: плачущий, связанный мальчишка, над ним пылающие факелы, а рядом – высокий, взрослый парень, с холодным, спокойным лицом, забинтованной рукою и длинным деревянным мечом на поясе» [4].
Или:
«– А Оля?
– Она в плену, в башне, где я сидел, – быстро ответил Малек.
– С ней все в порядке? – озабоченно спросила Рита.
Игорек пожал плечами.
– Да. Ее кормили, и вообще… Только она ревет, когда Ахмет с Борисом ее допрашивают» [4].
Сложно этих героев, ровесников героев Крапивина, представить в пространстве его миров. Герои Лукьяненко только формально дети, они «одичали», превратились во взрослых, а может, они даже хуже взрослых. Для взрослых война – вынужденная необходимость, у детей – «Игра».
Несмотря на эпиграф, взятый из «Оранжевого портрета с крапинками», у романа Лукьяненко больше параллелей с другой повестью Владислава Крапивина, «Дети синего фламинго». Ассоциации возникают с самого первого предложения: «В тот вечер мы играли в войну. Не в современную войну, где дым и грохот, а в рыцарей. У нас были деревянные мечи и щиты из фанеры» [2]. Вот только крапивинские герои играли в войну, а герои Лукьяненко – попали в условия войны, пусть она и называлась игрой.
Параллели на этом, разумеется, не заканчиваются. Они прослеживаются и на сюжетном уровне: главного героя, обычного подростка Димку, приглашают на остров Двид в качестве рыцаря, чтобы он мог победить Ящера. Однако всё оказывается не так просто, и мальчик оказывается втянутым в непростую политическую ситуацию, сложившуюся на острове. Из обычного мира ребёнок попадает в жестокий мир, где он оказывается в темнице, где пытки, смерти, осада – это реальность.
Перекликаются также и детали. Как не играющие особой роли (главные герои попадают в другие миры летом, во время школьных каникул), так и весьма существенные. И в мире Лукьяненко, и в мире Крапивина строгие правила для детей. «Не играть после развода мостов, не играть в поддавки и не смотреть вверх, когда заходит солнце», – гласят правила Игры, однако они, как позже выяснится, продиктованы необходимостью [4]. Формулировки правил для детей острова Двид нам не даются, однако их намного больше, и за их соблюдением следят квартальные воспитатели. Эти правила подчинены одной цели: не давать детям возможности радоваться и веселиться, быть детьми в полном смысле этого слова — нельзя бегать, громко говорить, спешить, играть, одежда должна быть опрятной, чистой и аккуратной. Неудивительно, что в этом мире «нигде не было видно юношей и девушек. Я сказал об этом Ктору. Он слегка удивился:
– А зачем они?
Я тоже удивился:
– Как зачем? Ну… я не знаю. Ребята же растут, превращаются в молодежь.
– У нас не превращаются, – объяснил Ктор. – На острове так воспитывают детей, что они сразу становятся взрослыми. Крепкими, работящими, спокойными» [2].
Схожая ситуация и в «Рыцарях сорока островов»: «На островах нет никого старше семнадцати лет» [4]. С чем это связано? Юношеский возраст – самый беспокойный, полный энергии, мечтаний и устремлений. Это время бунтарства – юноши и девушки уже достаточно взрослые, чтобы иметь свою точку зрения и желание её отстаивать. Они не слушают ничьих советов, не имеют авторитетов и ищут свой путь. Ими почти невозможно управлять. В отличие от детей, которые более послушны, или от взрослых, которые более спокойны.
Несмотря на слова Лукьяненко, что «Рыцари» переросли рамки пародии, нам не кажется это верным. Вопреки некоторым сюжетным различиям, параллелизм между произведениями сохраняется до самого конца. Главные герои на протяжении всего повествования стремятся попасть домой. Это удаётся героям Крапивина, но из героев Лукьяненко в родной мир возвращаются только двое. Почему?
В повести «Дети синего фламинго» автор противопоставляет два мира: реальный мир и мир острова Двид, естественный и искусственно жестокий. Вот что Крапивин говорил о своих героях: «А мне всё-таки кажется, – я вот тут согласен с мнением любимого мной, к сожалению, в этом году умершего Радия Погодина, – он говорил на каком-то выступлении… Я, говорит, зная, что такие вещи могут быть, всё-таки не смогу писать о том, как, скажем, пятиклассник повалил второклассника и бьёт его ногами. Хотя знаю, что это есть, и никуда не денешься, но для моего героя это противоестественно» [9]. Герои повести не могут найти себя во Вселенной острова Двид, там нет места для мальчиков, которым противоестественно подобное.
В романе Лукьяненко последняя глава поясняет решение многих героев: остаться в том мире, куда они попали. Дело в том, что эти два мира практически не отличаются. В последней главе к мальчику и девочке, которые смогли вернуться с островов, пристаёт компания ребят, наглых, грубых, назревает серьёзная драка, и первым делом главный герой тянется к мечу, который остался с ним. Оружие на островах имело свою специфику: оно казалось фанерным, пока у его обладателя были мирные намерения, и становилось настоящим, если он хотел причинить вред. «Ладонь сжалась на эфесе. Я почувствовал, как впивается в кожу стальная насечка рукояти. И выдернул меч из затрещавшей перевязи, распарывая тугие кожаные петли.
Лезвие перерубило стальную цепочку, словно гнилую нитку. Крутящийся обрывок сверкнул, уносясь в темноту. Кто-то взвизгнул. Я вскинул меч – привычным, заученным навсегда движением. Валёк присел, уходя от удара, даже не присел, а рухнул на колени. И получил удар коленом в лицо. Растянувшись на асфальте, он пытался заслониться растопыренными пальцами.
Перехватывая меч двумя руками, я занёс его над дергающимся телом. Услышал истерический, поросячий визг» [4].
Фактически вернувшись домой, ребята не остались прежними. Да и родной мир их встретил привычной для них жестокостью, на которую они привыкли отвечать жестокостью же.
В 1993 году Владиславу Крапивину, известному советскому детскому фантасту, журналист альманаха «Та сторона» при встрече задаёт ряд вопросов, среди которых есть несколько о романе С. Лукьяненко «Рыцари сорока островов».
Крапивин отзывается о нём достаточно нелестно: «Знаете, есть такое модное слово в современной политике – неоднозначно. Что-то мне в этой книге нравится, что-то мне не нравится. Мне, всё-таки, основная идея этой книги кажется чересчур жестокой. Не сам показ того, что дети могут воевать с детьми и могут быть жестокими, – это и так на каждом углу, – а то, что автор (у меня такое впечатление, может, это против его воли) преподносит это как явление логичное и вполне естественное» [9].
На наш взгляд, общность между этими произведениями надо искать не на сюжетном уровне, она спрятана глубже. «Рыцари сорока островов» – пародия. И пародийность прячется уже в самом названии. Искушённые читатели привыкли к классическому толкованию слова «рыцарь». Это не только «средневековый дворянский почётный титул в Европе», это ещё и человек, приходящий на помощь нуждающимся, защищающий тех, кто в этом нуждается [5]. При одном только упоминании этого слова литературная традиция отсылает нас к рыцарским романам, полным подвигов, битв с чудовищами и доблестных побед, к циклу легенд о рыцарях Круглого стола, к «Рыцарю печального образа», который, несмотря на собственную трагическую комичность, выступает в путь, руководствуясь наивысочайшими целями. Каковы же рыцари у Лукьяненко? Это дети, которые вынуждены играть по определённым правилам, вынужденные убивать, шпионить, идти на компромиссы с собственной совестью. Кого они защищают? Себя. Во имя чего бьются? Во имя собственной выгоды и своего возвращения домой.
С. Лукьяненко в своём романе спорит с классиком советской детской фантастики В. Крапивиным, который неизменно создаёт образ идеального подростка. И идеальность его в том, что он не жалеет себя ради других, что он умеет дружить, искренне, преданно, самозабвенно.


Список использованной литературы
I.
1. Крапивин, В.П. Дети синего фламинго [Электронный ресурс] / В.П. Крапивин. – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: lib.rus.ec/b/110594/read
2. Крапивин, В.П. Оранжевый портрет с крапинками [Электронный ресурс] / В.П. Крапивин. – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: lib.rus.ec/b/67806/read
3. Лукьяненко, С.В. Рыцари сорока островов [Электронный ресурс] / С.В. Лукьяненко. – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: lib.rus.ec/b/207152/read

II.
4. Википедия. Свободная энциклопедия. [Электронный ресурс] / Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: ru.wikipedia.org/wiki/

III.
5. Ахмештин, Р. Беседа с В. Крапивиным 29 декабря 1993 года [Электронный ресурс] / Р. Ахмештин. – Электрон. дан. – Альманах «Та Сторона». – 1993–1994. – №4. – Режим доступа: www.rusf.ru/tc/
6. Лукьяненко, С. Ушибленные одиночеством [Электронный ресурс] / С. Лукьяненко. – Электрон. дан. – Владислав Крапивин. Официальная страница писателя. – Режим доступа: www.rusf.ru/lukian/recen/index.htm




Название: Ассоциации
Автор: fandom Krapivin 2013
Форма: сет аватар
Категория: джен
Рейтинг: G
Количество: 30 шт.
Для голосования: #. fandom Krapivin 2013 - работа "Ассоциации"


001 002 003 004
005 006 007 008
009 010 011 012
013 014 015 016
017 018 019 020
021 022 023 024
025 026 027 028
029 030



Название: Иллюстрации
Автор: fandom Krapivin 2013
Форма: сет аватар
Категория: джен
Рейтинг: G
Количество: 30 шт.
Для голосования: #. fandom Krapivin 2013 - работа "Иллюстрации"


001 002 003 004
005 006 007 008
009 010 011 012
013 014 015 016
017 018 019 020
021 022 023 024
025 026 027 028
029 030



Название: Цитаты
Автор: fandom Krapivin 2013
Форма: сет аватар
Категория: джен
Рейтинг: G
Количество: 28 шт.
Для голосования: #. fandom Krapivin 2013 - работа "Цитаты"


001 002 003 004
005 006 007 008
009 010 011 012
013 014 015 016
017 018 019 020
021 022 023 024
025 026 027 028






URL записи

@темы: из Сети, ФБ